• «ЗОЛОТОЙ ВЕК» Новый проект Нестерова и «АРТЕЛИ»

     

    В названии готовящейся выставки «ЗОЛОТОЙ ВЕК» явственно читается реминисценция на хорошо известный каждому образованному человеку «СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК», голос которого, до сих пор звучит через толщу времени с конца 19-ого века, как камертон чистоты, порядочности и высокой культуры.

    Промежуток в 120 лет отделяет нас от этого времени.

    Времени кардинального пересмотра всех основополагающих принципов и революционных перемен в жизни.

    Это было время столкновения двух принципов:

    1. Центростремительного (движение к центру, объединение, понятие Целого, Бога, Гармонии, Красоты и Любви), свойственное 19 веку.

    2. И центробежного (разбегание в стороны, абстрагирование от целостной реальности, свобода от Бога, государства, морали, культуры прошлого, от всех пут и связей), что было характерно для наступавшего, а ныне прошедшего 20 века.*

    Начало центробежного цикла датируется появлением в 1891 термина и стиля «Модерн».

    Это было международное движение, где, опиравшаяся на чувство, целостная и гармоничная культура 19 века, уступала место новым, радикальным, революционным и абстрагировавшимся от «сантиментов», веяниям.

    Таким образом, «серебряный век» был, по сути, завершением, подведением итогов и прощанием с культурой 19 века.

    Как нам сегодня не жаль ушедшего благородства, гармонии и красоты, но перемены были нужны, и они осуществились, вопреки многим ожиданиям, именно так, как они произошли.

    Главным кумиром наступившего времени стало понятие «свободы».

    Свободы от культуры прошлого. От всего, что связывает: от гармонии, красоты и Бога; от любви, чувства, сочувствия; и, в конечном итоге, от человечности…

    «Абстрагирование» и упрощение, отказ от многомерности жизни, позволил достичь того, чего иначе нельзя было осуществить.

    Нужно отдать должное 20 веку – были осуществлены крупные прорывы в науке и технике, замечательные формальные достижения в искусстве. Многое достигнуто и в социальной жизни.

    Сегодня, спустя 120 лет**, круг замкнулся, центробежное движение отдало все, что оно могло принести, продолжение этого направления и бесплодно, и невозможно.

    И, если начиналось это движение бурно, революционно и оптимистично, то сейчас, когда надежды позади, когда наступила усталость от однообразного бега в никуда, когда никого не удивишь нигилизмом и ерничаньем, человек, оставшийся в пустынном одиночестве без цели и без смысла, нуждается в другом человеке, в сочувствии, тепле и любви.

    Но не все потеряно. Едва окончившись, круг опять начинается!

    * Тут я должен сделать поправку: в реальности, в чистом виде эти принципы проявляются не всегда, в каждом веке можно встретить и тот и другой, но в разных пропорциях. Здесь я говорю об обязательном доминировании одного из них.

    ** В моей книге «Часы истории или «осень» человечества» (2011 г.), мною открыты новые, ранее неизвестные циклы глобальных изменений общественных настроений. Эти циклы являются законом и носят повторяющийся характер, что позволяет не только лучше видеть и понимать прошлое, но и предвидеть специфику событий будущего. Одним из этих циклов является повторяющийся 120-летний, где при повторении чередуются знаки + и – (+ центростремительный принцип, - центробежный).

    Конечно, любое время уникально и неповторимо.

    Круг истории, как колесо автомобиля, завершив полный оборот, продолжает движение в новом пространстве, наполненном новыми фактами и событиями.

    Я утверждаю, что сейчас наступает время, аналогичное по своей революционности тому, что происходило 120 лет назад.

    То есть происходит замена основополагающих принципов – замена центробежного, разбегающегося, отрицающего движения, на противоположное – центростремительное, положительное и утверждающее.

    Наступает время, когда, радикально отброшенные 20-ым веком идеалы гармонии и красоты, добра и человечности, снова возвращаются.

    Возвращается интерес ко всем положительным ценностям, накопленным человечеством, к тому, что называется культурой. А следовательно, должна возрасти роль носителя культуры, творческого человека.

    И здесь, примером для нас, образцом для подражания, может послужить человек «серебряного века», его порядочность, искренность, честность и благородство.

    Но этот новый человек, идущий на смену циничным и ироничным типажам 20 века, скорее всего, будет отличаться и от настроенности «серебряного века» - ведь он не закрывает век, а начинает новое, продолжительное время.

    А всякое начало предполагает интерес, воодушевление, окрыленность.

    Тут может возникнуть резонный вопрос, вы говорите о гармонии, красоте и добре, а мы этого не видим. Напротив, и в искусстве и в жизни, мы видим преобладание мрака, ненависти и зла, всюду царствует алогизм, порок и несправедливость. Все это существует на фоне низкопробной массовой культуры. Господствует культурный тоталитаризм: все музеи современного искусства, все жюри, все конкурсы заполнены представителями одного, легко узнаваемого стиля. Все оригинальное, существующее в другой, непривычной тональности, заранее отвергается или замалчивается!

    Позвольте, но то же самое было на рубеже 19-ого и 20-ого веков!

    Давайте представим себе, что мы садимся в машину времени, и отправляемся на 100-120 лет назад.

    Например, в Париж.

    Встретимся с ведущими экспертами в разных областях искусства. Встретимся с просвещенной публикой, с любителями искусства.

    Спросим их мнение о их современниках, корифеях нашего времени, чьи произведения стоят миллионы и миллионы.

    Выяснится, что они их не знают.

    А если им показать эти произведения, то они с возмущением ответят: «Да это же не искусство! Они не вписываются ни в какие каноны!»

    И, в свою очередь, почти все, чем они восторгались тогда, сегодня воспринимается как второсортное академическое искусство.

    Сегодня,* в недрах того искусства, которое называется «современным», маленькими островками, то тут, то там, вызревает «новое искусство», являющееся революционным по отношению к искусству 20 века.

    Но, не ищите солнце там, где оно село!

    Не ищите анархии и р-р-революционности, не ищите «желтой кофты» и эпатажа, не ждите издевки над «обывателем».

    «Новое искусство» может шокировать обращением к непривычной сейчас красоте, рассматриваемой не в шутку, как в китче, а всерьез.

    Оно приходит без скандала, тихо и почти незаметно. Примерно так же, как незаметен воспитанный человек, в шумной и распущенной атмосфере кабака.

    * По моим подсчетам, новый 120-летний цикл начинается с 2005 года.

    Впрочем, я думаю, голос этого искусства может быть и громким, оглушительным, но только в том случае, когда он точно следует за чувством автора.

    И здесь, именно чувство, верность чувству; искренность и правдивость интонации, являются определяющими.

    Понятие правды и верности снова возвращаются.

    Правды чувства и верности голосу совести, а так же голосу Бога в собственной душе.

    Сегодня становится важным быть самим собою в искусстве, говорить своим голосом, не подстраиваться под кого бы то ни было.

    Конъюнктура, политика и рынок противопоказаны искусству. Хотя, как сказал поэт: «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать».

    Черный цвет, мрак и беда тоже могут быть предметом искусства, но при этом, не нужно забывать, что они являются тенью света и, где-то существует солнце.

    Парадоксально, но 20-й век был формально демократичным, а по сути, бездушным и бесчеловечным. Человек подгонялся под догму, под схему. Человек этого времени не видел человека даже в самом себе, а общение проходило, главным образом, в стиле поучения или эпатажа.

    И напротив, тяга к культуре и человеческому благородству, по форме являющаяся элитарной, ориентированной на красоту и гармонию мира, влечет за собой понимание, интерес и сочувствие к другому человеку.

    А, в благожелательной атмосфере любви и понимания, человек расцветает.

    Нужно вспомнить, что голая форма, также бывшая одним из кумиров 20 века, является формой чего то, а именно, мира и абсолюта, к которому мы принадлежим, и сама по себе является бездушной и холодной.

    И если, в 20-ом веке форму нужно было придумывать, и важную роль сыграли самоучки и примитивное искусство, то сейчас, форма становится очень важным способом для передачи чего-то, стоящего за ней. Тут нужны душа и чувство, мастерство и умение.

    Стремление к совершенству… Стремление к идеалу… Мечта… Поэзия…

    Золотого века никогда не было, нет, и, к сожалению, никогда не будет. Ведь идеал, в принципе недостижим.

    Но, без веры, цели и идеала, наша жизнь будет парализована…

    И, если, в прошлом веке доминировала философия свободы, как отказа от чего-либо, то сегодня мы свободны присоединиться к миру света и гармонии.

    Свободны любить и чувствовать.

    Григорий Нестеров Минск, 25.10.2013

     



  • На главную